ЦБ закрыл дискуссию о проектном финансировании в силу будущего избытка денег

Ежегодный доклад главы ЦБ Госдуме может считаться формальностью — по итогам выступления Эльвиры Набиуллиной палата традиционно приняла выступление «к сведению». Впрочем, доклад содержал ряд акцентов, важных для будущей политики Банка России — так, ЦБ впервые официально заявил о своей позиции в отношении «структурного профицита ликвидности».

Сам по себе избыток ликвидности в части банковской системы, по оценкам ЦБ, наступит в начале 2017 года в силу конвертации Минфином части Резервного фонда и получения этих средств банковской системой (см. «Ъ» от 3 и 11 июня). Ситуации структурного профицита ликвидности в российской финансовой системе в силу неравномерности бюджетных трат (в том числе ситуация с «бюджетным навесом») в последние годы возникали в ноябре—феврале в середине 2000-х, когда для стерилизации избыточной ликвидности ЦБ выпускал собственные облигации (ОБР, госпожа Набиуллина вновь подтвердила планы тестовой эмиссии этих бумаг осенью 2016 года). Впрочем, по расчетам ЦБ, в 2017 году структурный профицит станет постоянным на несколько лет вперед, а предотвратить его может увеличение эмиссии внутреннего госдолга (ОФЗ) Минфином.

В апреле-мае 2016 года полемика ЦБ и Минфина о структурном профиците выглядела технической, но с июня ЦБ де-факто вынес проблему (ЦБ с очевидностью рассматривает профицит в основном как источник нестабильности финансовой системы, хотя не объявляет этого прямо) в политическое поле. Так, Эльвира Набиуллина официально сообщила об отказе Банка России в ситуации структурного профицита расширять «специализированные инструменты рефинансирования» — в первую очередь увеличивать нынешний лимит в 100 млрд руб. на программы «проектного финансирования», а также рефинансировать проекты поддержки несырьевого экспорта и малого бизнеса. В логике ЦБ, структурный профицит делает такую поддержку бессмысленной (де-факто в течение нескольких лет госсредства в банковской системе должны быть сверхдешевыми). Их использование в 2014-2016 годах госпожа Набиуллина объяснила необходимостью компенсировать «провалы рынка».

Отметим, концепция структурного профицита ставит вопрос о том, насколько различно ЦБ, Минфин и Минэкономики видят природу бизнес-циклов в экономике и насколько это понимание изменилось с середины 2000-х. При формировании Резервного фонда и ФНБ проблемы расходования стерилизованных в суверенных фондах средств практически не обсуждались — как, впрочем, и плавающий курс рубля, частично обессмысливающий накопление валютных резервов, частью которых являются фонды.

Другие новости ЦБ — это практически не замеченное рынком сокращение на треть объемов сомнительных операций в финсистеме (Эльвира Набиуллина относит этот эффект к выводу из системы банков, специализирующихся на таких сделках, что, отметим, должно вызвать резкий рост тарифов на обналичку в теневом секторе) и сообщение о создании рабочей группы по технологиям и инновациям внутри Банка России. Функция группы — «изучение технологических трендов в финансовой сфере» и выработка рекомендаций по регулированию и надзору. Группа, очевидно, работает с Росфинмониторингом по проекту работы с технологией «блокчейн» (см. «Ъ» от 27 мая, 3 июня). Кроме того, глава ЦБ сообщила Госдуме о завершении проекта апгрейда системы передачи финансовых сообщений Банка России — она полностью дублирует форматы SWIFT. Напомним, угроза «отключения SWIFT» в РФ санкциями заключалась в первую очередь в возможном мгновенном прекращении именно внутренних межбанковских платежей в РФ.

Источник: http://www.kommersant.ru/doc/3013371